50-й сентябрь Ольги Прокопьевой

admin Авг.29.2017. 249 просмотров

50-й сентябрь Ольги Прокопьевой

 

В школе №33 пусто и гулко. В классах на партах лежат учебники и тетради. Совсем скоро школа наполнится детскими голосами, начнется новый учебный год.

Для учительницы Ольги Прокопьевны Прокопьевой нынешний сентябрь – пятидесятый по счету. Пятидесятый раз она принимает своих учеников в школе.

– Я бы, наверное, даже не вспомнила об этой дате, да мои первые выпускники напомнили, – смеется Ольга Прокопьевна. – Мы встретились с ними на дне рождения. Всем им нынче исполнилось по 57 лет, представляете? То есть я приняла их в первый класс ровно полвека назад.

… Оля поступила в первый класс Олекминской школы имени Яковлева в 1956 году. Мама работала бухгалтером в райОНО, была постоянно занята, и даже торжественная сентябрьская линейка, посвященная поступлению Оли в первый класс, прошла без нее. И все равно после праздника первоклашка вернулась домой счастливая.

– Ну как там в школе? – спросила дочку мама.

– Вкусно пахло, но только для учителей, – ответила, не задумываясь, непосредственная Оля.

– А как тебе учительница? – продолжала мама.

– Ой, мама, я точно буду учительницей! – выпалила Ольга.

– Даже не мечтай, Юлия Федоровна – кавалер ордена Ленина! – отрезала мама.

Действительно, Оля хорошо запомнила серый, с широкими плечами, учительский пиджак Юлии Федоровны Колмаковой и тот орден Ленина на груди. Оля была мала ростом, поэтому ее посадили за первую парту, и весь урок девочка смотрела не на учительницу, а на этот сверкающий орден.

С той самой минуты маленькая Оля грезила о профессии учителя.

В семье Прокопьевых было четверо детей: Ольга родилась в 1949 году, до нее в 1941 и 1948 году родились два ее старших брата, после, в 1951-м – младшая сестра.

Семья скиталась по всей Якутии: жили то в Нюрбе, то в Вилюйске, то в Олекминске. Жить в Якутске Прокопьевым было запрещено до 1961 года, потому что отец Прокопий Дмитриевич прошел в войну концлагерь, был пленным.

– В то время был министр финансов Василий Кононов, – рассказывает Ольга Прокопьевна. – Папа в свое время учился с ним. И когда Кононов узнал, что наша семья с четырьмя детьми живет то в Нюрбе, то в Вилюйске, то в Олекминске, он решил бороться, чтобы нам разрешили жить в Якутске. И добился.

О своем героическом отце Ольга Прокопьевна может рассказывать бесконечно. Глава семейства Прокопий Дмитриевич отправился на фронт самым первым пароходом. Он был человеком образованным, до войны окончил финансовый техникум и национальную военную школу.

В 1941-м, во время обороны Севастополя Прокопий Прокопьев попал в плен. У него есть медаль «За оборону Севастополя». Корабль, на котором были солдаты, потопили, и они остались живы лишь чудом. Прокопий тогда помог доплыть до берега двум парням-якутам из Вилюйского района. Те не умели плавать. Их троих и взяли на берегу фашисты. Увезли в Бахчисарай. А оттуда отправили в концлагерь Заксенхаузен на границе Германии и Польши.

Через некоторое время Прокопьевым пришло извещение о том, что отец пропал без вести. Мать отказалась верить, что он погиб, и упорно ждала своего Проню.

 

В 1944 году Прокопий бежал из плена, переплыл Рейн, оказался в Швейцарии. Вместе с ним бежали два якута. После он рассказывал детям, как ему это удалось.

Немцы очень сильно пили, каждый вечер напивались вдрызг. Симпатичный пленный якут понравился девушке, которая работала в немецком кафе. Она передала ему китель, взятый у пьяного немца. Она же нарисовала план, как выйти к реке. И еще помогла найти большое сухое дерево, под которым беглецы должны были плыть по реке.

В Швейцарии Прокопий и другой его земляк полгода работали в саду у богатого швейцарца. Потом он был няней у их детей-близнецов. У Прокопьевых сохранились снимки папы из Швейцарии в белой форме и фотографии тех детей.

После окончания войны бывших пленных по приказу Сталина перекинули на работы. Они восстанавливали железную дорогу на границе между Польшей и Советским Союзом.  Прокопий Дмитриевич потом говорил, что не верил, что им когда-нибудь разрешат вернуться домой. Их использовали как бесплатную рабочую силу. Выдержали не все.

Он вернулся домой только в 1946-м.

Проявила себя в годы войны и мама. Она сдала семь литров крови для победы. Ее вес был 42 килограмма, и такой худенькой она осталась на всю жизнь.  Пока не было отца, семья была полностью на ней.

– Товарища, с которым папа бежал из плена, он встретил в 1985 году в Якутске на площади Орджоникидзе, – рассказывает Ольга Прокопьевна. – Тогда продукты были по талонам, помните? Он пошел за мясом, встал в очередь и вдруг услышал знакомый голос. Тот мужчина был глуховат и говорил очень громко. Оказалось, он из Вилюйска приехал к детям и пошел тоже мясо по талонам покупать. Они три дня сидели у нас, вспоминали то время, плен и плакали.

 

После войны все бывшие пленные остались врагами народа. Реабилитировали Прокопия Дмитриевича только в 1965 году. Вызвали в военкомат, вручили все его медали. Он потом сокрушался, что это было сделано не прилюдно.

Кроме того, на семью вышли немцы, сообщили, что они имеют право на компенсацию, так как член семьи был пленным.

 

– Папа – почетный гражданин города Севастополя, – продолжает Ольга Прокопьевна. – В 1969 году мы с папой поехали в Севастополь. Папа пошел в военкомат, и ему там сказали: «У нас на улице Якутской построены дома, предлагаем вам однокомнатную квартиру». Папа отказался. Сильно возмущался потом. Такой был правильный и честный.

19 лет назад я перешла в 33-ю школу, и у меня была ученица, у которой мама работала в  ФСБ. Я решила узнать через ФСБ, за что осудили отца. Меня вызвал полковник, я хорошо запомнила эту комнату без окон. Мне дали папку с папиным уголовным делом. Я все прочитала. Папа был командиром пулеметного взвода и никаких позорящих себя, страну, поступков он не совершал.

 

– У меня хранится блокнотик, который папа сшил из папиросной бумаги, – говорит Ольга Прокопьевна. – Он делал в нем записи с того дня, как сел на теплоход, отправляющийся на войну, и до того дня, когда их по указу Сталина повезли поездом в СССР.

Папа с детства называл всех нас, детей, по имени отчеству. «Ольга Прокопьевна, до5орум, вставайте, дети уже все в школу ушли, а наша учительница все спит», – шутил он. Я смотрю на будильник, а там всего шесть утра. А это он так рано меня поднимал, чтобы со мной чай попить, поговорить.

Прокопий Дмитриевич умер в год сорокалетия Победы, в 1985 году. У него два ордена Отечественной войны, за Победу над Германией.

 

…Когда Прокопьевы в 1961 году переехали из Олекминска в Якутск, им дали общежитие на Ойунского, 21. Коридор был общий на пять квартир. И 12-летняя Ольга придумала делать уроки на дверях.

Все дети были старше Оли, но все послушно выходили после ужина с табуретками, садились напротив своих дверей. Ольга руководила «учебным процессом». Она даже попросила в школе мел, так что все двери были исписаны мелом.

 

– Почему-то с детства всегда выступала в роли учителя, руководителя, и все слушались, – смеется Ольга Прокопьевна. – Летом я работала в детском саду нянечкой и даже заведующую помню – Надежду Прохоровну Баишеву, детсад «Кустук». А однажды она обнаружила, что я умею играть на фортепиано, и с того времени на меня возложили еще и обязанность проводить зарядку для детей.

 

После восьмого класса Ольга поступила в Якутское педагогическое училище №1 на школьное отделение. Пришла в школьной форме. На первом курсе рукава были нормальной длины, на втором курсе укоротились до трех четвертей, на третьем – еще выше. И только на четвертом курсе мама сказала отцу: «Надо покупать Ольге платье».

Платье купили глубокого синего цвета, по тем временам это была роскошь необыкновенная. Чтобы разнообразить наряд, Ольга стала вязать к нему воротнички – бордовый, голубой, белый. Но однокурсницы так и запомнили ее в коричневом форменном школьном платье с короткими рукавами.

 

Педучилище располагалось тогда в старом деревянном здании в микрорайоне Романовка, неподалеку от краеведческого музея. Рядом был магазин, где продавались очень вкусные слоеные торты и пирожные, вспоминает с улыбкой Ольга Прокопьевна. Они проучились в старом здании два года, а потом переехали в новое кирпичное, которое работает и поныне.

Заведующей школьным отделением педучилища была Муза Сергеевна Ефимова, ставшая любимым педагогом Ольги. Недавно, кстати, Муза Сергеевна отметила свое 90-летие.

Методику преподавания математики вела Мария Иннокентьевна Филиппова. К сожалению, 19 сентября будет год, как она ушла из жизни. Физику, самый сложный предмет, преподавала Галина Андриановна Расторгуева.

На курсе Ольга была самая маленькая. Все девочки были спортсменки – волейболистки, баскетболистки. Оля ничем таким не выделялась. Но она умела играть на фортепиано, поэтому ее поставили аккомпаниатором хора школьного отделения.

Педагогом по фортепиано был Владимир Алтухов. Ольга его отчаянно боялась. Он был очень резкий, мог вспылить. Один раз он даже ударил Ольгу по рукам за то, что она не тем пальцем взяла ноту «си». После этого Оля отказалась заниматься с ним. Педагог был очень удивлен. «Ну как же, это же моя самая любимая ученица», – сокрушался он.

На втором курсе студенты, в том числе и Ольга, пошли на практику в школу №15, где работала Галина Владимировна Крусь. До занятий здесь обязательно проводилась зарядка.

– Представьте, на стульчике стоит Галина Владимировна Крусь, включается музыка, и все до одного делают зарядку. Мне так понравилось! Это была начальная школа, и порядок был идеальный, – вспоминает Ольга Прокопьевна.

Повезло Ольге и с 17-й школой, где она практиковалась у Тамары Ивановны Степановой.

Ольга Прокопьевна хорошо помнит самый первый свой урок, который прошел у наставницы, уже имевшей звание заслуженного учителя СССР.

Темой урока было правописание жи-ши в первом классе. На уроке Ольга говорила голосом своей наставницы, повторяя ее манеры. Потом Тамара Ивановна с улыбкой говорила ей: «Я увидела себя в молодости».

 

На уроки Ольги приходил весь курс.

– Классы тогда были большие, за сорок человек точно. Тамара Ивановна готовила меня капитально, с подробным планом, с вопросами учителя и приблизительными ответами учеников. Это сейчас студенты приходят на практику с методичкой, заглянут в нее, что-то черкнут и пошли урок давать. А тогда методичек не было, все знания мы добывали сами. И если Тамара Ивановна привозила из Москвы с августовского совещания новую методичку, мы ее заучивали. И до сих пор методическую литературу я читаю как книгу, не списываю. Читаю, прорабатываю, нахожу зерна, но делаю что-то свое. Идеи, кстати, часто приходят ночью, утром встаю, записываю их.

 

Государственную практику после окончания училища Ольга Прокопьевна прошла в Покровске. Почему не в Якутске? А дело в том, что на курсе прошел слух: мол, Ольге ставят за практику пятерки по блату, потому что Тамара Ивановна и ее мама учились вместе в первом классе. Ольга, узнав об этом, заявила: «Практику проходить в Якутске не буду. Уеду в Покровск». И уехала.

В Покровске работала Анна Даниловна Капитонова, заслуженный учитель республики, у которой Ольга дала 79 уроков. Все до одного – на отлично.

16 сентября в первый год работы у Ольги Прокопьевны присутствовали директоры нескольких школ города. После урока к ней подошел директор 9-й школы Моисей Израилевич Кершенгольц и сказал: «Слушай, что тебе скажу. Из тебя толк будет».

 

Несмотря на колоссальный опыт, Ольга Прокопьевна всегда старается давать детям что-то новое. Поэтому когда она бывает на замене в других классах, дети часто подходят к ней с вопросом: а вы когда к нам придете еще?

Однажды в классе сына заболела учительница, и Ольге Прокопьевне пришлось ее заменять.

– Я зашла, смотрю, сидит, – рассказывает она. – Начала урок и уже потом заметила: нет его  за партой. Оказывается, он под парту залез и сидит, плачет. После урока подошел ко мне весь в слезах и спрашивает: ты, мама, о чем говорила? Я говорю: урок вела. А он мне: а у нас все просто на уроках – упражнение пять, упражнение девять, и все.

И что он, думаете, придумал? С утра сидел на уроках со своим классом, а после обеда еще с моими учениками на всех уроках сидел.

 

За 50 лет Ольга Прокопьевна ни разу не была на больничном. «Я и сейчас в отпуске кое-как выдерживаю: скорее бы на работу, – смеется она. – Устала отдыхать».

И на работе, и дома Ольга Прокопьевна – главный мотиватор. Дома она без конца чем-то занята: варит, стряпает, солит.

– Наверное, это у меня от мамы, она у нас очень хорошо готовила, – улыбается Ольга  Прокопьевна. – Вообще, у нас с этим было строго, мама продумывала и составляла меню на неделю. А когда я вышла на работу, мама ушла на пенсию – меня кормить, чтобы я не отвлекалась на готовку. Семья у нас была интернациональная. Мама еврейка, Шейна Соломоновна Рабинович, папа якут. Дома в основном говорили по-русски, хотя мама очень хорошо знала, даже читала по-якутски. Родители переходили на якутский, когда у них были секреты. Сейчас оба они лежат на еврейском кладбище. Папа, наверное, единственный якут, которого позволили там похоронить, ведь они прожили с мамой 46 лет.

 

– Отличаются ли нынешние дети от детей советского времени? – переспрашивает Ольга Прокопьевна. – Конечно. Но я никогда не скажу, что кто-то лучше, а кто-то хуже. Нет, все они хороши по-своему. Единственное, что меня всегда беспокоило и волнует сейчас, – это то, как дети отошли от семьи, как они отодвигают родителей на второй план, становясь подростками. Это для меня страшно. Дети всегда должны быть при родителях.

Своих детей я приучила говорить правду: получил двойку – скажи об этом, никто тебя за это не оскорбит и не побьет. Во многих семьях дети замыкаются в себе из-за страха перед родителями, а потом появляются друзья, улица.

Мои ученики часто выдают мне свои секреты. Одна девочка подходит и говорит: «Вы только маме не говорите, но я давно не девушка». Для меня это, конечно, шок, но я понимаю, что она мне доверяет, и я должна уважать это доверие. Но девочка не доверяет родителям, и это страшно.

 

Сделать коллектив дружным с каждым годом становится все тяжелее, говорит Ольга Прокопьевна. Именно для сплочения детей и родителей вот уже 18 лет она вывозит все свои классы на Буотаму. Выезжают полными семьями на три дня и две ночи, селятся в домики по четыре человека с печками-буржуйками. С мамами Ольга Прокопьевна занимается кулинарией, проводя мастер-классы по готовке плова, пирогов, оформлению салатов. С детьми проводятся конкурсы, соревнования. Нынче она  свозила туда даже первоклассников.

И на собраниях у Ольги Прокопьевны всегда многолюдно, потому что здесь никого не ругают, не унижают, не пытаются воспитывать.

А ученики ходят к Ольге Прокопьевне и уже после школы. Приезжают к ней за город, где она теперь живет круглогодично, из-за болезни мужа.

– Да мне ничего не стоит взять весь класс и увезти к себе домой, напечь там пирогов или беляшей на всех. Все знают наши горы пирожков, которые готовятся по таким случаям,  – смеется Ольга Прокопьевна.

Она действительно полна оптимизма и сил, несмотря на пятидесятый свой сентябрь. «Ну а как иначе? – удивляется она. – Надо работать, не лениться. Для нас примером и закалкой была жизнь родителей. Я видела, что добиться чего-то можно только в труде.

Ольга Прокопьевна убеждена: среди учителей не должно быть случайных людей, это должны быть те, кто влюблен в свою профессию, в детей.

 

Проработав шесть лет, Ольга Прокопьевна стала отличником образования России. В 1984 году стала первой в Якутии Кавалером Ордена трудовой славы третьей степени. В 2006 году получила грант президента России 100 тысяч рублей. Она является  победительницей конкурса «Лучший учитель России». И еще одна награда – «За заслуги перед Якутском», которую вручила Якутская городская дума в 2015 году.  

 

 


Источник: МОБУ СОШ №33 им Л.А. Колосовой http://school33.yaguo.ru/